ВС защитил телефонных абонентов от назойливых звонков и SMS

Верховный суд (ВС) РФ вступился за телефонных абонентов, которые получают навязчивые звонки и SMS-сообщения: высшая инстанция сочла, что подобное поведение является вмешательством в частную жизнь гражданина. При этом суд признал право жителей России получать компенсацию морального вреда за чрезмерно настойчивое общение одной из сторон по мобильному телефону.

Суть дела

Верховный суд РФ рассмотрел жалобу москвича к ООО «Сентинел Кредит Менеджмент» о признании обработки его персональных данных незаконной и возложении обязанности исключить номер его телефона из списка должников банка. Также истец требовал компенсировать ему моральный вред от навязчивых телефонных звонков и SMS-сообщений.

Заявитель указал, что ответчик неоднократно ему звонил и отправлял сообщения с грубыми требованиями погасить задолженность по кредиту, полученному в ОАО «Альфа-Банк».

Звонки поступали как в рабочее, так и в личное время истца, а СМС-сообщения — в любое время суток и содержали угрозы.

При этом абонент ни в каких договорных отношениях ни с ОАО «Альфа-Банк», ни с ООО «Сентинел Кредит Менеджмент» не состоит, заемщиком либо поручителем по кредитам не является.

Между тем Мещанский суд Москвы, а впоследствии и Мосгорсуд оставили его претензии без удовлетворения.

Позиции московских судов

Суды установили, что на телефонный номер истца поступали звонки и СМС-сообщения от имени ООО «Сентинел Кредит Менеджмент» с требованием погасить задолженность, в связи с чем истец даже обращался в правоохранительные органы.

Согласно договору между ответчиком и «Альфа-банком», последний обязался оказывать услуги по побуждению заёмщиков к исполнению обязательств по кредитным договорам.

При этом ООО «Сентинел Кредит Менеджмент» представил в суд акт об уничтожении персональных данных, в том числе и исключение телефонного номера истца из списка должников.

Таким образом, суд первой инстанции пришёл к выводу, что ООО «Сентинел Кредит Менеджемент» действовало в рамках заключённого с ОАО «Альфа-Банк» договора, персональные данные истца ответчиком уничтожены, а действующим законодательством не установлена обязанность лица, осуществляющего обработку персональных данных, направлять уведомление об их исключении.

В обоснование же отказа в компенсации морального вреда суд сослался на недоказанность злоупотребления ответчиком правом при телефонном взаимодействии с истцом, а равно совершения им действий, направленных на причинение истцу вреда, нравственных либо физических страданий. Мосгорсуд такую позицию поддержал.

ВС на страже частной жизни

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда сочла, что с выводами судебных инстанций нельзя согласиться хотя бы потому, что телефонный номер истца исключили из базы данных должников только после появления заявления в суде.

Однако самым главным аргументом для признания решений незаконными высшая инстанция указала на гарантированную Конституцией РФ неприкосновенность частной жизни.

Согласно статье 150 Гражданского кодекса РФ, достоинство личности и неприкосновенность частной жизни относятся к нематериальным благам, нарушение которых действиями, причиняющими физические или нравственные страдания, является основанием для компенсации морального вреда, напоминает ВС РФ.

Он также ссылается на позиции Европейского суда по правам человека по определению понятия «частная жизнь» и попытки в неё вмешаться:

— личная (частная) жизнь является широким понятием, которому невозможно дать исчерпывающее определение, охватывающим, в частности, право на личную автономию (пункт 27 постановления от 7 мая 2009 года по делу Калачаева против РФ, пункт 8 постановления от 9 октября 2014 года по делу Коновалова против РФ);

— частная жизнь является широкой концепцией, включающей в себя, помимо прочего, право на установление и развитие отношений между людьми (пункт 43 постановления от 22 января 2008 года по делу Е.В. против Франции);

— понятие «частная жизнь» ёмкая категория, которая охватывает как физическую, так и моральную сторону жизни индивида (пункт 29 постановления от 18 декабря 2012 года по делу С.В. и К.В. против Молдовы)

— понятие «частная жизнь» является широким и не поддаётся исчерпывающему определению. Оно может в зависимости от обстоятельств включать моральную и физическую неприкосновенность личности (пункт 538 постановления от 24 июля 2014 года по делу Аль Нашири против Польши);

— каждый имеет право на частную жизнь, свободную от нежелательного внимания (пункт 70 постановления Большой палаты от 5 сентября 2017 года по делу Бэрбулеска против Румынии);

— телефонные коммуникации относятся к понятиям «личной жизни» и «корреспонденции» в значении статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (пункт 167 постановления по делу Ассоциация 21 декабря 1984 года против Румынии).

«Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда находит, что избыточные и необоснованные звонки, а также направление СМС-сообщений на телефонный номер гражданина с требованием возвратить несуществующие долги посягают на достоинство человека и являются вмешательством в его частную жизнь», — говорится в определении.

Право на компенсацию за звонки и SMS

Высшая инстанция напоминает, что освобождение от возмещения вреда возможно только в случаях, когда ответчик может доказать, что ущерб нанесён не по его вине (пункт 2 статьи 1064 ГК РФ).

«Причинение вреда вследствие ошибки либо по поручению другого лица само по себе не освобождает причинителя вреда от ответственности», — указывает ВС.

Между тем судебные инстанции, признав факт телефонных звонков и СМС-сообщений ответчика на телефонный номер истца с требованием вернуть несуществующий долг, в иске о компенсации морального вреда отказали.

По мнению ВС РФ, суды совершили ошибку, анализируя положения закона от 27 июля 2006 года № 152-ФЗ «О персональных данных».

«По настоящему делу требование истца о компенсации морального вреда обосновано в большей степени не нарушением правил сбора и обработки персональных данных, а нарушением неприкосновенности его частной жизни посредством необоснованных и назойливых телефонных звонков и СМС-сообщений», — указывает он.

В таком случае, по мнению высшей инстанции, какого-либо запрета на предъявление требований о компенсации непосредственно к причинителю вреда закон не содержит.

Кроме того, истец не являлся субъектом, персональные данные которого обрабатывались ОАО «Альфа-Банк», а ответчик не представил доказательств, что банк поручал ему обработку персональных данных заявителя.

Суд должен помогать, а не препятствовать

ВС также отмечает, что суды при рассмотрении данного спора допустили существенные нарушения норм процессуального права, отказывая абоненту в истребовании ряда необходимых доказательств.

Высшая инстанция напоминает, что судьи должны быть заинтересованы в установлении всех нюансов дела, выступать помощниками в выявлении истины и даже инициировать обсуждение определенных обстоятельств.

«Суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, оказывает лицам, участвующим в деле, содействие в реализации их прав, создаёт условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел. Суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались», — отмечает ВС РФ.

Также суд должен оказывать сторонам содействие в собирании и истребовании доказательств.

При рассмотрении данного дела истец неоднократно заявлял ходатайства об истребовании у оператора связи распечатки текстов и детализации звонков, поступивших на его телефон от ООО «Сентинел Кредит Менеджмент», поскольку ему оператор сотовой связи отказался давать такую информацию.

Однако суд отклонил запрос о выдаче биллинга, при этом в решении об отказе в удовлетворении уже самого искового заявления он сослался на недоказанность нарушения прав истца путём производства звонков и направления сообщений.

Вместе с тем, указывает ВС, именно выяснение этих обстоятельств имеет существенное значение для правильного разрешения возникшего спора о нарушении нематериальных благ.

Таким образом, суд при рассмотрении дела допустил существенные нарушения норм материального и процессуального права, которые привели к неправильному разрешению спора, пришёл к выводу ВС РФ. В связи с чем он отправил дело на новое рассмотрение в апелляционную инстанцию.

РАПСИ

10.04.2018

По теме

Моральный Вред Прижился В Судах
Должники все чаще получают компенсации с коллекторов
Банкротство Граждан - Итоги Первого Полугодия 2018 Года
«Федресурс» публикует данные о количестве введенных судами процедур банкротства в отношении физических лиц и индивидуальных предпринимателей по состоянию на 30.06.2018
Вс Рф Разъяснил, Как Судам Следует Трактовать Сроки Предъявления Требования В Деле О Банкротстве
Взыскатель, поручивший госслужбе исполнение судебного решения в деле о банкротстве, имеет все основания ожидать, что его проинформируют извещением о невозможности продолжения процедуры взыскания, начатой по его заявлению
Потенциальные Банкроты Не Хотят Расставаться Со Своим Имуществом
Совместное исследование соотношения количества потенциальных банкротов и граждан в регионах России, в отношении которых была введена процедура банкротства (реализации имущества) по итогам июня 2018 г., провели аналитики ОКБ и проекта «Федресурс»