ВС РФ разберется с пределами прав банкрота на сохранение единственного жилья

Верховный суд (ВС) РФ определит, можно ли изъять за долги единственный дом у гражданина, если тот затянул на несколько лет процедуру его регистрации и сделал своим единственным жильем лишь после открытия дела о личном банкротстве, свидетельствует картотека суда. Это будет первый спор, который ВС РФ рассмотрит после постановления Конституционного суда (КС) РФ, в котором тот разрешил судам игнорировать иммунитет на сохранение единственного жилья за должниками.

Этот иммунитет установлен статьей 446 Гражданского кодекса РФ. Согласно ей, граждане-должники имеют право на сохранение в собственности своего единственного жилья, за исключением заложенного по ипотеке.

Вместе с тем еще 2012 году КС РФ высказался о том, что сохраняться должно не любое единственное жилье. Суд обязал законодателя выработать критерии «роскошного» жилья, которое можно было бы продавать за долги, а бывшим владельцам покупать более скромное. Затем, так и не дождавшись законодательных изменений, в апреле 2021 года КС РФ заявил о том, что суды вправе сами — в зависимости от обстоятельств дела — решать, сохранять за должником единственное жилье или нет. Кроме того, суды вправе отказывать в сохранении единственного жилья, если выяснится, что само его приобретение с учетом возникновения долга прошло со злоупотреблениями. Для этого им необходимо, в частности, оценивать время и условия покупки или постройки объекта.

Теперь воспользоваться новой возможностью сможет ВС РФ. Спор о судьбе единственного жилья банкрота на этот раз перед его судебной коллегией по экономическим спорам (СКЭС) поставил Россельхозбанк. Ему обанкротившийся индивидуальный предприниматель из Хабаровского края Владимир Балыков задолжал 34,68 млн рублей. Эта сумма была взыскана с него как с поручителя по кредиту ООО «ВостокИнвест», в котором ему принадлежит 50%.

В рамках дела о своей несостоятельности Балыков просил суд исключить из конкурсной массы земельный участок в 21 сотку и жилой дом на нем площадью 366,4 кв. м в поселке недалеко от Хабаровска. Он указывал, что для него это единственное жилье.

Этот дом был построен еще в 2012 году, говорится в материалах дела со ссылкой на выписку из Единого государственного реестра недвижимости. Но право собственности на дом Балыков оформил через два дня после признания банкротом — 16 января 2020 года, а в мае 2020 года зарегистрировался в нем как по месту жительства.

Эти действия Балыкова суды первых двух инстанций расценили как недобросовестные и направленные на искусственное наделение земельного участка и жилого дома иммунитетом, запрещающим реализацию за долги. При этом они отклонили доводы Балыкова о том, что осуществление регистрационных действий в ходе процедуры банкротства явилось следствием стечения обстоятельств, а не злоупотребления правом.

«Возможной целью совершения такого рода действий (регистрация в спорном жилом доме, попытка в этой связи наделить спорный дом имущественным приоритетом) является вывод из конкурсной массы ликвидного имущества и причинения вреда кредиторам», — указал Арбитражный суд Хабаровского края.

При таких обстоятельствах суд «критически» отнесся и к доводам Балыкова о том, что его дом нельзя считать роскошным, как на том настаивает финансовый управляющий. В подтверждение Балыков приводил заключение специалиста, согласно которому для жилья в доме пригодны только 46,1 кв. м, так как в остальной части дома не закончен ремонт и в них отсутствует система отопления.

Кроме того, суд отверг довод Балыкова о том, что в рамках дела о банкротстве «ВостокИнвест» проводится реализация имущества и полученных средств хватит для оплаты долга банку. «Указанные обстоятельства не исключают необходимости в настоящее время формирования конкурсной массы должника — Балыкова», — решил суд.

В результате он отказался исключать дом и участок из конкурсной массы, а апелляция с этим согласилась.

Однако кассация, куда пожаловался Балыков, встала на его сторону. Смена регистрации в период производства по делу о банкротстве, по ее мнению, сама по себе не может быть признана злоупотреблением правом. Эти действия не привели к ситуации, при которой жилое помещение, ранее не являвшееся единственным пригодным для проживания должника, формально стало таковым.

Кассация также сослалась на прежнюю позицию КС РФ, запрещающей до установления в законе критериев «роскошности» лишать должников единственного жилья, обусловливая это возможностью купить недвижимость дешевле.

С таким исходом спора не согласился Россельхозбанк, который пожаловался в ВС РФ. В своей жалобе он называет выводы кассации «преждевременными». «Необходимо было определить, имелись ли объективные причины столь длительного осуществления строительных и ремонтных работ, проанализировать на предмет добросовестности обстоятельства, касающиеся совершения регистрационных действий в отношении жилого дома, и исследовать вопрос о возможности проживания Балыкова В.И. в доме», — приводятся в материалах дела доводы банка.

Эти доводы судья ВС РФ Иван Разумов счел достаточными для передачи жалобы на рассмотрение СКЭС ВС РФ. Заседание запланировано на 19 июля.

Copyright © 1989 — 2021 Интерфакс

Все права защищены

Использованы материалы Новостной ленты «Интерфакс»

06.06.2021

По теме

Должникам еще полгода не позволят напрямую просить банки сохранять им прожиточный минимум при взысканиях
Граждане не смогут с 1 июля 2022 года напрямую через банк просить сохранить им средства на счетах в пределах прожиточного минимума при списании в рамках взыскания задолженности
Минэкономразвития не поддержало выведение из-под моратория на взыскания благополучных компаний и граждан
Минэкономразвития не поддержало законопроект о предоставлении в рамках моратория на банкротства защиты от начисления неустоек и принудительного взыскания «старых» долгов только лицам, имеющим признаки несостоятельности
Правительство решило не выводить граждан из-под запрета на банкротства
В правительстве решили не выводить физлиц из-под действия моратория на банкротства. Рассмотреть такую возможность предлагал ЦБ — регулятор указывал, что для граждан уже предусмотрен ряд мер социальной поддержки