Судья КС указал на правовую коллизию с банкротами-коррупционерами

Судья Конституционного суда РФ Александр Кокотов не согласился с отказом КС детально разобраться в проблеме банкротства физлиц, осужденных за коррупционные преступления к миллионным штрафам.

В 2015 году бывший сити-менеджер города Назарово Игорь Сухоруков за получение взятки был приговорен к выплате штрафа в 8,4 млн рублей. Общие долги чиновника, в том числе по кредитам, достигли 8,75 млн рублей. Сухоруков обратился в арбитраж и был признан банкротом, штраф попал в третью очередь реестра требований кредиторов. Закон «О несостоятельности» гласит, что на период банкротства исполнительные производства в отношении должника приостанавливаются, а штрафы могут быть списаны после расчета с кредиторами. Однако приставы отказались приостанавливать взыскание. Соответственно, арест с имущества и счетов Сухорукова так и не был снят.

Экс-градоначальник пожаловался КС на нормы закона «Об исполнительном производстве», УПК РФ и УИК РФ, не позволяющие обратить все имущество банкрота на удовлетворение требований кредиторов. КС отказался рассматривать дело: как сказано в определении от 13 марта, обращаться с такими претензиями должны кредиторы, а банкротство от уголовного штрафа не освобождает, что гарантирует неотвратимость наказания (дело № 578-О/2018).

По мнению Кокотова, КС должен был разрешить эту проблему, которую он называет «серьезной коллизией» уголовно-процессуального, уголовно-исполнительного законодательства, с одной стороны, и законодательства о несостоятельности — с другой. Судья отмечает: уполномоченные органы отдали приоритет УПК и УИК РФ, что очевидным образом задело конституционные права заявителя и поэтому требовало «предметной проверки» со стороны КС. Вряд ли правомерно банкротить физлицо на основании неуплаты штрафа, поскольку такое банкротство может быть искусственным способом ухода от уголовно-штрафной ответственности, рассуждает Кокотов. Вместе с тем выведение штрафов из отношений банкротства, отказ от снятия арестов с имущества должника и включения его в конкурсную массу «обессмысливают процедуру банкротства», если несостоятельность гражданина «существенным образом определяется необходимостью выплаты ими названных штрафов».

Существующее регулирование в этой области Кокотов называет «пробельным и недифференцированным». По его мнению, КС надлежало или дать правовую оценку названной коллизии, или поручить эту задачу законодателю.

Эксперты, с которыми беседует «Коммерсантъ», считают, что в подобных ситуациях неадекватно большие уголовные штрафы бьют не по должнику, а по кредиторам. Фактически страдают непричастные к преступлению лица, поскольку государство удовлетворяет свои претензии в приоритетном порядке.

Право.ru

12.04.2018

По теме

Залоговое Имущество При Банкротстве Продается Единым Лотом, Даже Если Купившие Его Супруги Затем Разделили Его На Доли - Вс
По мнению ВС, залоговый кредитор вправе рассчитывать на погашение своих требований из средств, вырученных в ходе конкурсного производства от продажи самого заложенного имущества, а не доли в праве, иное нарушило бы его права
В Саратовской Области 346 Физлиц Захотели Стать Банкротами
Об этом на брифинге сообщил председатель АС Саратовской области Алексей Горябин
Вс Разберется, Как Делить Общую Квартиру При Банкротстве Супруга
Как продать принадлежащую долю в квартире одному из супругов в случае банкротства?
Моральный Вред Прижился В Судах
Должники все чаще получают компенсации с коллекторов