Как кредиторы и должник искали арбитражного управляющего 2,5 года, а потом суд «устал» и решил закрыть дело

Долгие поиски управляющего

В октябре 2015 года Исимова Е.М. подала заявление о своём банкротстве. Она не могла погасить долги перед двумя банками: Сбербанком и Восточным Экспрессом. Суд признал гражданку Исимову банкротом и ввёл процедуру реструктуризации долгов. Финансовый управляющий Велькин А.В. не представил план реструктуризации, и через 8 месяцев суд объявил о реализации имущества должника.

Велькину удалось продать принтер, компьютер и телевизор. На автомобиль покупателей не нашлось. Выручка в 17 тысяч рублей никаких проблем не решала.

Финансовый управляющий пытался предъявить требование к мужу Исимовой. Он трижды направлял заявление о выдаче судебного приказа. Но все заявления были возвращены. В мае 2017 года Велькин увольняется. Суд и должник начали поиск нового финансового управляющего.

Судья предложил кредиторам, Сбербанку и банку Восточный Экспресс, выдвинуть своих кандидатов. Но банки никак не отреагировали на просьбу суда. Исимова хотела выбрать нового управляющего из членов СРО «Южный Урал», откуда пришёл Велькин. Но желающих довести банкротное дело до конца не нашлось. Тогда суд разослал запросы во все зарегистрированные саморегулируемые организации арбитражных управляющих. И опять ни одной кандидатуры не было представлено.

В январе 2020 года, после двух с половиной лет поисков, суд принимает решение прекратить дело. В качестве основания судья Холщигина Д.М. ссылается на п. 9 ст. 45 закона о банкротстве: если в течение 3 месяцев арбитражного управляющего не находят, дело прекращается.

Однако такое завершение дела не устраивает Исимову. Она, подавая заявление о банкротстве, рассчитывала закрыть вопрос с долгами. Часть имущества была продана на торгах. Но через 3 года она по-прежнему должна обоим банкам.

Исимова подаёт апелляционную жалобу. Она просит отменить определение первой инстанции и завершить дело примирением сторон.

Апелляция за прекращение дела

Апелляционная коллегия под председательством Журавлева Ю.А. находит решение первой инстанции законным.

Согласно п. 1 ст. 213.9 закона о банкротстве участие финансового управляющего в деле о банкротстве гражданина является обязательным. Суд должен обеспечить выполнение данного условия. Если должник и кредиторы не могут найти финансового управляющего, суд подключается к поискам.

Апелляция отмечает, что судья Холщигина Д.М. заняла «активную позицию» и направила запросы во все СРО арбитражных управляющих. Но ни одной кандидатуры для ведения дела представлено не было. Судье ничего не оставалось, как прекратить дело.

Законом о банкротстве не предусмотрена процедура примирения. Это предложение Исимовой судьи отклонили.

В жалобе апеллянту было отказано. Дело пошло в кассационную инстанцию.

Кассация объясняет смысл потребительского банкротства

Кассационный суд под председательством Столяренко Г.М. встал на защиту несчастного должника. Судьи пристыдили нижестоящих коллег.

Кассация напомнила, что цель института потребительского банкротства — социальная реабилитация гражданина. Эта процедура проходит под контролем суда. Право на судебную защиту записано в ст. 46 Конституции РФ. Государство гарантирует работу механизма потребительского банкротства.

Суды посчитали, что реализация вышеуказанной правомерной цели потребительского банкротства невозможна. Это связано с отказом от участия в деле лиц, на которых должник не может влиять, — арбитражных управляющих.Фактически должника лишили судебной защиты, прекратив процедуру по формальным основаниям.

Кассационная коллегия сослалась на п. 14 обзора судебной практики ВС РФ № 2 от 17.07.2019. Действительно, п. 9 ст. 45 закона о банкротстве предписывает прекращать дело, если не удаётся найти арбитражного управляющего в течение трёх месяцев. Но этот подход не применяется к банкротству граждан.

Суд первой инстанции, вопреки требованиям п. 2 ст. 213.28 закона о банкротстве, не рассмотрел отчет финансового управляющего о реализации имущества гражданина. Следовало выяснить, в полном ли объеме выполнены мероприятия соответствующей процедуры, имеются ли препятствия для ее завершения и освобождения гражданина от обязательств.

Кассация отметила, что банки-кредиторы интереса к делу не проявляли, в заседаниях не участвовали, ходатайств не подавали. Должник, напротив, занимал активную позицию. Исимова сама подала заявление о банкротстве, передала имущество в конкурсную массу. Однако принятый судебный акт не избавил её от долгов.

Кассационная инстанция признала решения нижестоящих судов необоснованными и вернула дело на новое рассмотрение. Учитывая пассивное отношение кредиторов, суд первой инстанции, скорее всего, завершит процедуру банкротства и освободит Исимову от долгов.

Данный кейс очертил различие в законодательном подходе к банкротству граждан и предприятий. В отношении юридических лиц процедура направлена на справедливое удовлетворение требований кредиторов. Когда же речь идёт о потребительском банкротстве, приоритетом становится реабилитация гражданина.

© Клерк.ру

30.07.2020

По теме

Кредиторы начали оспаривать внесудебное банкротство граждан, одно из первых заявлений подано в Калининграде
Нижегородское коллекторское агентство пытается оспорить в Арбитражном суде Калининградской области возбуждение процедуры внесудебного банкротства в отношении своей должницы Светланы Клицуновой
Должники стали чаще просить коллекторов выкупить и объединить кредиты
На фоне пандемии заемщики, чьи долги оказались у коллекторов, увеличили спрос на объединение своих займов, взятых в разных банках и МФО, выяснили в НАПКА. Сами коллекторы считают невыгодным индивидуальный выкуп долгов клиентов
Внесудебное банкротство возбуждено в отношении 1001 гражданина
Процедура внесудебного банкротства, которая начала действовать с 1 сентября 2020 года, возбуждена в отношении 1001 гражданина, свидетельствуют данные Единого федерального реестра сведений о банкротстве (ЕФРСБ, «Федресурс») на 12 ноября
ЦБ призвал не допустить бесконтрольного роста долговой нагрузки россиян
Глава ЦБ РФ Эльвира Набиуллина заявила о необходимости поддержания розничного кредитования при одновременном контроле за ростом долговой нагрузки населения.